Без рубрики

Что не так с фильмом «Текст»

01.11.2019

Посмотрел идущий сейчас в кинотеатрах фильм Текст. Дико забавно смотреть, как российское кино пытается прорваться к западным трендам сквозь русскую классику и советский кинематограф.

В общем, «Текст» — это экранизация романа Глуховского (тот который «Метро 2033») от режиссера Клима Шипенко (тот который русский-фильм-про-космос, который вы не смотрели хотя хотели), а главную роль исполняет Александр Петров (тот который Рус, вы же помните Руса?). По сюжету герой получает мобилу другого человека и живет чужой жизнью. Да, да, если вы хоть иногда выходите в интернет, то уже пару раз слышали о таком сюжете, но, во-первых, это же российское кино, а во-вторых, мне лень проверять совпадения, где еще это было (навскидку, помню нечто подбное, только про чужой аккаунт соцсетей).

«Текст» является попыткой снять классическое кино-ситуацию: герой-неудачник попадает в необычную ситуацию, благодаря которой на время становится героем-удачником, но в последней трети фильма сюжетный конфликт либо нивелирует героя до первозданного состояния лоха, либо позволяет засосаться с прекрасной дамой под прикольную музыку. Короче, кино-ситуация как оно есть. Но поскольку это русский фильм, то последняя часть с конфликтом заменяется на внутренний конфликт (ну знаете, как у Достоевского, когда вместо поворотов диалоги и душевные метания). И само по себе это неплохо, вот только в первой половине фильма Достоевским и не пахло. Сцена кульминации сюжетного конфликта с передачей бандиту пакетика с деньгами длится всего пару секунд, поэтому формальную кульминацию заменяет кульминация внутренняя. Помните, насколько динамичными бывают кульминации в фильмах-ситуациях вроде «Бойцовского клуба», «Областей тьмы» или «Олдбоя»? Так вот тут этого нет. Первая половина фильма выглядит динамично как в хороших фильмах-ситуациях вроде «Бойцовского клуба», а во второй половине подрубается какой-то «Левиафан» с «Нелюбовью», и ты впаадешь в легкое недоумение.

Складывается впечатление, что сперва показывали вполне динамичную историю, а потом на сцену вышли Толстой с Достоевским, подоставали биты и аки ментальные коллекторы повибивали психологическое дерьмо из «Текста». Возвращайся, мол, назад в лоно русской классики, чудила. Более того, режиссер признался, что, готовясь к фильму, перечитывал «Преступление и наказание». Ох, зря.

И, Господи, что с тобой не так, российское кино, почему сцена секса у тебя длится дольше, чем среднестатистический школьник смотрит порно? Так и вижу, как 16-летний Илья Петров смотрит в пиратке «Текст», кончает на первых полутора минутах, а потом неловко смотрит оставшиеся две, вытирая о стол мокрые ручонки и не зная, куда себя деть, пока бравый майор все долбит и долбит теребящую сиси винишко-тян.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *